Слон редкий полосатый (mary_goes_round) wrote,
Слон редкий полосатый
mary_goes_round

На плите большая кастрюля борща, мама стучит клавиатурой в комнате. На полу, у стиральной машины - пакет из овощного, с картошкой. На пакете написано "Я *сердечко* Москву", и это смешно - грязная картошка и пакет с признанием в любви на стареньком линолиуме - смешно и очень про Москву, и про любовь к ней, в общем-то, тоже. В субботу мы с мамой вышли гулять, просто так, без цели. Весь день я шутила, но под вечер, в продуктовом, озверела, кинулась на охранника чуть не с кулаками, искренне негодуя, почему, почему никто не улыбается, и этот охранник - тоже. Потом мы поехали домой есть спагетти с песто, моцареллой и грузинским вином, а в воскресенье я вспомнила, как нужно пропускать мимо себя всех людей, чтобы комфортно передвигаться по городу.

Огромная, зимняя. Грязный, грязный снег, утоптанный местами в лед, который никто не убирает. Крупные женщины неопределенного возраста в шубах жесткого меха. Гламурные барышни: шубка с брошкой, перчатки с пухом, джинсы со стразами, сапоги с блестками, на шапочке – стеклярусом что-нибудь незамысловатое. Ромашка или василек. Мальчики в шапках с надписью «Россия» и с барсетками. Временами – пожилая дама. Седые волосы уложены наверх, идеальный французский маникюр, крупные украшения, небольшая изящная сумка. Носки ботинок, самые краешки, стерты и оббиты, и от этого становится немного грустно.

Дорого, страшно дорого, от этого ощущение нищеты, прикрытой газетками, гламурными шубками и айфонами, но нищеты сквозящей неумолимо сквозь блеск и бесконечный праздник.

Я так ждала, я писала списки того, что я сделаю в Москве: схожу в кино, наемся суши. Больше не помню. Не успеваю ничего.

Телефон звонит и звонит, я отвыкла от этого, пугаюсь, как дикий зверь, и отвечаю смсками. Меня встречают, обнимают, целуют, хохочут и заваливают новостями своей жизни: женился, развелся, разорился, нашел работу, почти сдал сессию, грядет переезд на очередную съемную квартиру, денег нет, зарплату повысили, куча заказов, а я на танцы хожу, НУ ТАК РАССКАЗЫВАЙ, КАК У ТЕБЯ ТАМ.
«А у нас там, - говорю, - три дня подряд шторм был. Британцы живые по улицам бегают. Я питон учу, скоро умная буду…» Встряхиваюсь и вспоминаю смешные и трогательные истории своей жизни ТАМ, и никак они не остановятся, накопившись за полгода, и все смеются и радуются, и говорят – как же ТАМ здорово, а еще говорят – как хорошо, что ты здесь, и я искренне соглашаюсь и со вторым и с первым, и мимолетом думаю: грустно, что они все такие родные, но с совсем другими уже реалиями. С мрачными тетками и гламурными барышнями в пропахших бензином маршрутках, с кофе-хаусами и шоколадницами на каждом углу, с пробками, с планами на год вперед против моих волн, английского, улыбчивых валлийцев и туманных перспектив. И я ни там ни здесь, и так, видимо, будет теперь всегда. Молчу, курю и улыбаюсь счастливо тому, что рядом те, по кому так скучала, тараторят о своем, вечно бегут куда-то даже в разговоре - понимаю, сама такая была.

Где-то, далеко-далеко внутри меня, в маленькой кухне внутри моей головы всегда разрывается телефон. Слышен стук клавиатуры - мама работает. Пахнет борщом, из щелей в оконной раме дует. У соседей орет телевизор. На крохотном куске старенького линолиума лежит пакет из овощного, полный грязной картошки по 28 рублей килограмм. С той вот, смешной такой, надписью.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments